Информационный блицкриг Киева потерпел крах

456

Помимо потерь в живой силе и технике, Киев несет и другие потери — тоже довольно ощутимые. Пропагандистское обеспечение операции на юго-востоке становится крайне сложным и рискованным предприятием. Ведь с каждым днем силовикам, особенно тем, что находятся в Киеве, а не на передовой, все тяжелее заставлять журналистов верить в удобные для военных факты и все труднее скрывать факты неудобные.

«Киев наступает на Луганск«. Официальная украинская пропаганда подает усиление артиллерийских и минометных ударов по городу как «решительное наступление». Причем силовики бьют не только и не столько по позициям ополченцев, больше — по кварталам, где до сих пор живут люди, которые не успели или не смогли эвакуироваться, или не захотели оставлять свои дома. И у них только один вопрос.

«За что? Хоть бы знать — за что?!» – вопрошает пожилая жительница Луганска.

На улицах — сгоревшие автомобили, в городе нет электричества, перебои с водой, жители прячутся по подвалам и бомбоубежищам. В Луганске если не голод, то ситуация близкая к этому.

У Екатерины — двое маленьких детей. И ей не из чего приготовить обед. Магазины разгромлены или закрыты.

«У меня два дня дети голодные сидят — как вы думаете, я расстроена? У меня полтора и два с половиной года деткам, — восклицает Екатерина. — Не наши же ополченцы обстреливают сами город! Это украинская армия».

Донецк тоже под огнем. И опять-таки снаряды и мины разрушают жилые кварталы, есть жертвы среди мирного населения. Обстрелы хаотичные, под один из них попал местный краеведческий музей, которому в этом году исполняется 90 лет. Стена одного из корпусов превратилась в груду кирпичей, обрушились лестницы, в фасаде — огромные дыры, в здании вылетели все стекла, испорчены ценные экспонаты.

«У нас пострадали все потолки, плиты не выдержали, полностью разрушена крыша. Здание непригодно к работе», — отметил директор Донецкого краеведческого музея Евгений Денисенко.

Окраины города — в дыму. На любительском видео с последнего этажа высотки видно, как горит поселок Хутор Широкий. По нему, комментирует очевидец за кадром, только что ударили установки «Град».

В городке Макеевка, это меньше 15 километров от Донецка, на улицах тоже воронки от мин, на тротуарах хрустит битое оконное стекло. Здания посечены осколками, в панельных многоэтажках жуткие дыры на месте бывших квартир. Больше не работает шахта «Ясиновка-Глубокая» — после прямого попадания сгорела электроподстанция. Ополченцы ответили освобождением от карателей сел Петровское и Мануиловка.

«Они взяты под наш контроль, то есть украинские войска оттуда выбиты. В плен взяты 13 человек: офицеры — майор, подполковник и полковник. Их будущее будет определено после того, как допросим, выясним, где они находились и что делали по отношению к населению, какие противоправные действия проводили. Это все будет решать следствие», — поясняет министр обороны Донецкой народной республики Владимир Кононов.

Самые тяжелые бои идут по-прежнему под Иловайском — это один из основных опорных пунктов армии Донецкой народной республики. Там ополченцы не только обороняются, но и атакуют. Им почти удалось окружить части карательных батальонов «Донбасс» и «Шахтерск». Противник едва успевает считать потери.

«Попали в бой под Иловайском. У нас четыре тяжелораненых. Сейчас пытаемся отойти», — отчитываются украинские военнослужащие.

Еще одно видео только что попало в Сеть — это последствия атаки ополченцев на подразделения 79-й отдельной аэромобильной бригады армии Украины. Пылающие грузовики, развороченные палатки: среди разгромленного полевого лагеря бродят растерянные каратели.

Само название «аэромобильной бригады» подразумевает, что ее соединения должны перебрасывать по воздуху, но делать это вскоре будет просто не на чем. По данным ополчения, украинская армия уже потеряла больше тридцати самолетов и вертолетов, а это почти все, что летало в украинских ВВС.

Между тем, в информационной войне вокруг Украины, которая также набирает обороты, возник новый, хотя, в общем, и ожидаемый виток. Журналисты Незалежной взбунтовались против пресс-службы штаба карательной операции. Сотрудники СМИ, которые работают в зоне боевых действий, записали видеообращение.

«Я хочу высказать свое недовольство пресс-службой АТО, которая не то что необъективна, а неадекватно освещает события и запрещает это делать людям, которые этого хотят», — отмечает украинский журналист Глеб Одольченко.

«Когда ты ей высказываешь недовольство — тебя лишают аккредитации, чего не имеют права делать. И вообще вставляют палки в колеса», — недоволен украинский фотокорреспондент Максим Дандюк.

Такое обращение — случай, в общем, беспрецедентный. Журналисты говорят, что пресс-служба силовиков не позволяет им приближаться к местам боевых действий, заставляя рассказывать о происходящем на линии фронта только по официальным сообщениям. Также силовики жестко ограничивают круг лиц, с которыми разрешено общаться представителям СМИ. А в таких условиях объективно освещать ситуацию невозможно.

ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ:

Размещено в Аналитика, Все новости.